E
R
O
S

 

 

Название книги :  Eros Lo Giuro

Автор : Luca Bianchini

Перевод : Анна Малышева

Глава одиннадцатая

Meglio di chiunque altro io e te
(Как никто другой )

Хмурое небо затянуто свинцовыми тучами, а Эрос и Лаура Паузини тепло обнимаются, приветствуя друг друга в гостинице.
По странному совпадению на обоих – одинаковые кепки с буквой "D", только у нее белая, а у него – черная. Своеобразный акт признания – пусть и ненарочный – между королем и королевой итальянской поп-музыки на нейтральной территории. Маленькая королева одета подчеркнуто повседневно и издали похожа на девочку-подростка: очки, синий комбинезон, длинные сережки. Вместе с ней – личный помощник, которого она немедленно всем представляет. Мало-помалу наш столик разрастается и становится похожим на небольшую площадь. Паузини сейчас в мировом турне и, после Майами и Нью-Йорка, собирается выступить в Лос-Анджелесе. Она остановилась в том же отеле, что и мы, вместе со своими музыкантами, многие из которых начинали вместе с Эросом: Паоло Карта, Габриэле Ферсини, Роберта Грана. Гитаристы, бэк-вокалисты, технические специалисты о чем-то увлеченно болтают между собой. Эрос крепко обнимает каждого в знак приветствия – не без тени гордости: он всегда радуется, когда тем, кто когда-то работал вместе с ним, удается заключить выгодный контракт и найти место по душе. Радуется, хоть и не показывает виду. С Паузини же его связывают гораздо более открытые отношения, основанные на сильной взаимной симпатии.

- Ну что, Эрос, куда пойдем обедать?
- Ну, раз уж ты тут, может, в «Chateau Marmont»?
- «Chateau Marmont»??? Ничего себе, какие мы крутые! Я чувствую себя Кортни Лав...
- И какие же у тебя планы, Кортни Лав?
Looking at this photo, I realise that Eros always looks much more serious in photos than he really is. I’m sure he burst out laughing right after the photo.

- Хочу заглянуть к Армани, купить что-нибудь. Завтра у меня незапланированное выступление в Мехико... нужно подобрать что-то из одежды. Потом у нас деловая встреча – я еще не совсем поняла, с кем. А у тебя как? Как продвигается запись?
- Нормально. Уже начали записывать ударные, получается здорово...
- Не терпится услышать! Вы ведь сегодня придете ко мне на концерт??? Скажите, сколько нужно билетов...

Двое совершенно обычных ребят, старающихся крутиться в большом мире, среди менеджеров, стилистов, ассистентов. Но им помогает их открытость, целеустремленность и умение окружить себя надежной командой. Может быть, именно здесь кроется секрет их успеха – хотя и талант, безусловно, играет не последнюю роль.
За нашим столиком сидит также и отец Паузини, который путешествует вместе с ней. Вид у него гораздо более агрессивный, чем у дочери: на нем рубашка и драные джинсы, он немного торопится – нужно еще сделать покупки: «Только много не трать, пап! И не покупай очередную гитару – все равно ты на них не играешь!»
Сцена выглядит немного сюрреалистично: дочка командует отцом, а не наоборот. Но наверное, именно в этом вся прелесть их жизни: нарушать общепринятые правила не только на сцене, но и в жизни. Волей-неволей, им приходится всюду носить за собой этот шлейф харизмы.
Среди сопровождающих Паузини, – которая убегает, едва успев назначить нам встречу после обеда, - Роберто Де Лука, глава Clear Channel, организаторов тура.

- Достанешь мне пару билетов на концерт Васко в Имоле?
- Думаю, да.

Васко? Васко Росси??? Не верится – и, тем не менее, это так. Эрос хочет достать билеты а концерт того, кого пресса сделала едва ли не его соперником: рокера из Зокки. Хотя на самом деле билеты нужны двум его друзьям. Но Эрос все равно уже купил штук десять на миланский концерт: Не знаю, получится ли сходить, но их всегда так трудно достать, что я решил запастись заранее... 
Сам факт того, что такой артист, как он, заранее покупает билеты на концерт «Бласко», не может не произвести впечатления. Когда мы немного отделяемся от остальных, я наконец спрашиваю его о том, о чем сначала никак не решался спросить.

- Тебе правда нравится Васко?
- Я видел его живьем пару лет назад. Он молодец, у него есть множество замечательных вещей: Sally, Albachiara, Vita spericolata...
- А он когда-нибудь был на твоем концерте?
- Не думаю. Если только тайком...

Он и сам едва ли в это верит. Они с Васко – как два параллельных мира, которые вряд ли когда-нибудь пересекутся.  Эрос до сих пор с болью вспоминает происшествие в Тоскане, где он остановился во время путешествия, когда на него налетела группка фанатов Васко, скандировавшая "Ум-ри, Ум-ри, Ум-ри". В слепой ярости они даже не осознавали, что Эрос, возможно, и сам - поклонник Васко. Но если не считать этого досадного эпизода, – к которому, конечно, сам рокер не имеет никакого отношения – они всегда были далеки. И не только в музыкальном смысле.

- Я пару раз пытался звонить ему, но поддерживать связь оказалось довольно тяжело, как ни жаль. Наверное, стена между нами слишком высока и непроницаема...
- А с другими артистами ты поддерживаешь отношения?
- Ну, вот например, с Бьяджо Антоначчи мы большие друзья, да и со многими игроками Nazionale Cantanti я в хороших отношениях. С Моранди мы даже как-то записали целый альбом, еще я играл для Луки Барбаросса, спел дуэтом с Рафом, хотя потом связь прервалась. Ну и конечно, Лоренцо.
- Какой Лоренцо?
- Джованотти. Он необыкновенный человек – во всех отношениях. Редкое ископаемое, таких больше не делают. Я, разумеется, имею в виду чувства, эмоции. Помню, как-то в 94-м в Палермо, после совместного концерта, мы познакомились с двумя девушками и проболтали с ними всю ночь. Так вот, пока я там строил какие-то грязные планы – хотя из этого все равно ничего не вышло – у него даже в мыслях ничего такого не было!!! Он из тех, кто раз сказав «Я люблю тебя», больше даже не посмотрит в другую сторону.
- А ты разве не такой?
- И я такой же, а ты что подумал??? Но Джованотти – это совсем другое дело...

Я вдруг вспоминаю, какой успех имело это совместное выступление Эроса, Джованотти и Пино Даниэле. Три совершенно разных голоса, три разных стиля, впервые встретившихся на сцене, чтобы создать неповторимые сочетания.
- Идея принадлежала мне и Сальвадори, моему концертному менеджеру... вышло все замечательно, несмотря на то, что я только что вернулся из очень тяжелого тура по Южной Америке, и производил несколько отталкивающее впечатление.
- Отталкивающее?
This is Eros’ personal recording studio in Milan, in Isola. This is where he sings. And where, a couple of text messages later, he would have sung again.

- Ну да. Когда я замыкаюсь в себе, окружающим это, естественно, не нравится, я занимаюсь своими делами, ни с кем не встречаюсь. Но таков уж я есть.
- А с Пино Даниэле вы поддерживаете связь?
- Нет. По окончании тура он даже со мной не попрощался, и потом рассказывал обо мне всякие гадости журналистам. А знаешь, почему он обиделся? Потому что в Италии программу закрывал он, а за границей – я. Но ведь это логично: я самый известный из трех – или даже единственный известный за границей, и ничего удивительного в том, что именно я выступал последним. А он воспринял этот выбор – вполне, на мой взгляд, логичный – как личное оскорбление и хвастовство. Больше мы с ним не разговаривали. А Джованотти до сих пор благодарит меня...

Это небольшое лирическое отступление как будто бы еще немного приоткрыло для меня Эроса – сделало его ближе, понятнее. Наверное, только в отношениях с себе подобными – то есть, такими же артистами – люди искусства могут вести себя естественно, испытывать ревность, любовь, угрызения совести, говорить друг другу комплименты. Зачастую корень всех проблем, связанных с внутренними противоречиями, кроется в решении изолировать себя от окружающих и не вступать с ними ни в какие отношения.

- Я такого выбора не разделяю. Во всяком случае, не теперь. Общение с людьми для меня сейчас – своего рода терапия. Разумеется, надо быть осторожным при выборе мест, но среди людей мне как-то лече. Именно поэтому я решил перебраться из Брианцы обратно в Милан... Я и на концерты езжу на мотоцикле, когда выпадает такая возможность, и не перекрываю дорогу, чтобы проехать. Конечно, со мной рядом всегда Бруно и Джорджо, которые служат своеобразным фильтром от нежелательных знакомств, но я все равно стараюсь отслеживать ситуацию. Потому что я твердо убежден, что если перестанешь следить за тем, что происходит, рискуешь потерять контроль над происходящим.
- С тобой такое случалось?
- Да, целых пять лет.
- Те самые «сумасшедшие годы»?
- Точно...

Разговор прерывает звонок Луизы, которая, невзирая на плохую погоду, отправилась на Венис Бич. Эрос радостно смеется. Ему импонирует независимость этой девушки и то, как легко ей удается поднять ему настроение. Он передает мне трубку – ему нравится делиться даже минутной радостью.
Столик, заказанный во дворике «Chateau Marmont» (культовое место, именно здесь умер Джон Белуши) быстренько переносят внутрь, потому что снаружи разыгралась настоящая стихия – неожиданно полил дождь. За столиком – все те же: Бруно, Джорджо, Саверио-Цицерон и я. И конечно же, Паузини. Таким образом, «чашечка кофе» между Эросом и Лаурой превращается в мини-вечеринку на шестерых человек. Музыка объединяет – и это живое тому подтверждение. Атмосфера за столиком необыкновенно теплая и дружеская, оба они постоянно шутят. Он поддевает ее замечанием, что ее грудь слишком торчит. Она парирует: зато так ее лучше видно. Он напевает «Marco se n’e andato e non torna piu» по-неаполитански. Она усыпляет его бдительность – и вдруг начинает, подражая ему, исполнять «Terra promessa». Все это – совершенно беззлобно и мило, и холодный зал «Chateau Marmont» постепенно согревается их теплом и итальянским солнцем. Когда бы я сюда ни пришел, это место напоминает мне кокон, - замечает Эрос, осматриваясь. Мы-то рассчитывали встретить тут Уму Турман или ДиКаприо, а вместо них кругом какие-то мумии. 
В основном они обсуждают общих друзей: Тициано (Ферро) написал Лауре смску из Мехико; Бьяджо (Антоначчи) давно не слышно, интересно, куда это он подевался. В общем, вблизи эти «иконы» и «легенды» гораздо более «человечны», чем мы могли бы себе представить.
Но время неумолимо летит – а в турне особенно – и Паузини вдруг понимает, что отстает от расписания: нужно еще «почистить перышки» перед концертом. Она быстренько прощается со всеми, назначив встречу на вечер. Эрос догоняет ее у выхода, дарит ей крепкий дружеский поцелуй и фотографирует на телефон. Фотография тут же отправляется Авроре.

 

 

 


Eros Ramazzotti Not an official site in Russia 2007-2015
Rambler's Top100
R
A
M
A
Z
Z
O
T
T
I